Новости
31 июля 2018, 16:24

Первая

Знаю Елену Кара-Сал давно, приходилось брать интервью на рубеже веков, не раз пересекались пути благодаря журналистской профессии. Летом прошлого года договорились встретиться, поговорить о ее карьере в Министерстве иностранных дел России. Она, к тому же особа «слабого» пола, первая (но не последняя) в современной истории Тувы, работает на нелегком дипломатическом поприще в Российской Федерации. Первая! Накладывает особый отпечаток ответственности и значимости.

Согласитесь, это сообщество весьма закрытое из-за профессиональных обязанностей и специфики. Его представителей еще называют «солдатами невидимого фронта». Правда, в последнее время дипломатия всё громче заявляет о себе в силу непростого развития взаимоотношений между государствами. Да и сама Елена Владимировна — человек, не любящий показываться на публике. Сдержанный, ценящий слово, не бросающий его на ветер, много знающий и компетентный. Эрудированность, если хотите, одна из профессиональных обязательных составляющих сотрудников МИДа. Так что постоянно читать, учиться, много знать — это тоже о нашей собеседнице. Как женщина — с тонким вкусом, умеющая одеться весьма элегантно и в то же время — по-деловому. Что тоже — часть профессии. А ведь генеральская дочка, но уж никак не представитель «золотой молодежи», в жизни шла и идет своим путем, трудом и только трудом «пишет» биографию.

Оказывается, работа в официальных представительствах России за рубежом на языке дипломатов — командировки. Сейчас у Елены Владимировны такая по счету — уже четвертая. Конечно, зашла в нашем разговоре речь и о владении языками. В этой профессии так: чем больше их в твоем запасе знаний — тем лучше. Это всегда приветствуется.

В школе Леночка изучала немецкий. В Ленинградском государственном университете несколько семестров учила турецкий. Сейчас в ее «активной» копилке — родной тувинский, русский, турецкий, монгольский. Причем последний она самостоятельно выучила в первой командировке в Монголию. Хотя уроки организуют: для начинающих, для развивающих знания, но не всем они впрок. Наша землячка начала с нуля, стало получаться — пошла дальше. И до сих пор это в посольстве в Улан-Баторе помнят, ставят старание Елены Владимировны в пример: при желании можно выучить любой по трудности язык. Они — важный инструмент в работе дипломата. Да и известная истина: значительно расширяют горизонты познания окружающего мира.

В «Красном богатыре», как переводится с монгольского Улан-Батор, в первый раз работала в 2000 — 2004 годы. Первый секретарь посольства — начало, стала советником. Именно у соседей произошел памятный на всю жизнь эпизод. Встреча с Сергеем Шойгу в 2001-м, тогда «чрезвычайным» министром России.

Знакомы не были. Готовился официальный визит. А у Елены Владимировны мысли: как пройдет, доведется ли поучаствовать в мероприятиях — списки составляются поименные. И хотя не ее сфера вопросов по службе, сообщили: включили в группу, вы едете в аэропорт, сами понимаете, ваш земляк. Да, волновалась: первые шаги в коллективе, хотелось не ударить в грязь лицом, зарекомендовать себя как можно лучше.

Встречали гостя министр обороны Монголии, космонавт Гурракча, наш посол Олег Михайлович Дерновский, ныне покойный. Садится МЧС-ский борт «ИЛ-62». Сергей Шойгу в белом плаще спускается по трапу. Посол всех представляет, как положено по протоколу, доходит очередь Елены Владимировны. И тут министр говорит: «А это хороший парень Кара-Сал, мне в самолете сказали — там работает твой земляк, языки знает, хороший парень». Дружный смех. (На память у начинающего дипломата — фото главного спасателя страны в том белом плаще с надписью «Хорошему парню».) Сергей Кужугетович представил послу землячку, ее это окрылило: не прошел мимо, а даже так пошутил. И коллеги уже по-другому на нее смотрели.

Весь день визита Елена Владимировна была с высоким гостем — так ей сказали посольские: у президента, у премьера. Чувствовалось уважение к Шойгу. Считают своим: азиат, так многого достиг, наш.

Протокол прописан: кто встречал — тот и провожает. Значит, и она тоже. Гурракча и российский посол зашли в самолет, попрощались, борт отправился к российской реке Лене, на ликвидацию наводнения. А посол еще в аэропорту заметил: «Шойгу при расставании велел тебя, его землячку, не обижать. Я ответил, как можно, нет».

Тогда с одного холма можно было увидеть взлет лайнера, сейчас по-другому место выглядит. Посол спросил: «Хотите проводить?» — «Да, если можно». Интересное место, машина красиво взлетела. Нахлынули чувства: гордость за Россию, за земляка, за Туву… От эмоций — слезы. Вынула из сумки бумажную салфетку их вытереть. Посол: «Что это было? Я думал, сигарету достаешь, закуришь лихорадочно». Услышал от Елены Кара-Сал про обуревавшие чувства. Так что и дипломаты, бывает, плачут.

Такое вот «крещение» случилось. И работа вошла в определенную устойчивую колею.

Через какое-то время начинающий дипломат была в отпуске на малой родине. А Шойгу презентовал книгу отца «Перо черного грифа». После торжества Елена Владимировна подошла к Сергею Кужугетовичу: «Вы меня помните? Спасибо за поддержку в Монголии!» В ответ услышала: «А як же…» Умеет понравиться и обаять. Но и уметь вовремя произнести слова благодарности — тоже внутренняя культура и воспитание.

Когда работаешь за рубежом, круг общения весьма узок. Потому завязываются прочные отношения, дружба — на всю жизнь порой с соотечественниками. Все на виду друг у друга. Так получилось, что коллега по монгольской командировке, советник посланника (второй человек в представительстве) вспомнил о кандидатуре тувинки, когда нужен был человек для работы в казахстанской Алма-Ате.

В МИДе данные на сотрудников вносятся в компьютерную базу. Елена Кара-Сал второе высшее образование получила в Дипломатической академии этого министерства. Да еще после каждой командировки начальство пишет на отбывающего подробную «характеристику», чем ценен тот или иной профессионал, его качества, работоспособность, эффективность, потенциал. Ротация происходит постоянно, это тоже специфика ведомства.

В головном министерстве идет стажировка по профилю, дается максимальная информация по месту пребывания. Подготовка без сдачи экзаменов. Опытные наставники и так всё видят.

В целом в МИДе сейчас где-то 42 женщины на должностях. Но после 2000 года более активно привлекается «слабый» пол на «мужскую» работу. Есть табель о рангах. Референт, атташе, секретарь, советник и т. д. Была такая должность, как драгоман — переводчик, ее упразднили. Так, советник — уже старший дипломатический ранг, в ней сейчас и «пребывает» Елена Владимировна. И что особенно хочется подчеркнуть, среди женщин министерства она одна такая!

Ценятся и человеческие качества: уметь держать лицо. Весьма объемное определение. Это бывает ох как сложно делать в напряженных ситуациях. Дипломат — обязательно аналитик, практик, переговорщик. В любую минуту дня и ночи.

Марина КЕНИН-ЛОПСАН

(Окончание в следующем номере).










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg