Новости
27 февраля 2018, 21:33

Вишенка на торте

Оленеводство – не статья бизнеса. Его надо сохранять как часть культуры. С исчезновением советской практики отрасль неумолимо двигалась в пропасть. Но падение удалось остановить.

Оленеводство во всём мире переживает переломный момент, это вымирающее направление. Фактически речь идёт о спасении не столько отрасли АПК, сколько о сохранении образа жизни, то есть цивилизационная задача. Оленеводство – не статья доходов, это вишенка на торте любой северной страны, где есть эти животные.

В лучшие советские времена поголовье оленей в Туве было в пределах 12-13 тысяч особей. Сейчас в республике 3 тысячи голов. Много это или мало? Вопрос скорее риторический.

Было время, когда оленеводы Тувы жили если не припеваючи, то хотя бы сносно. Была решена главная проблема – социальная. Например, действовала система государственной поддержки, была практика интернатов. В ряде других оленеводческих регионов страны – Эвенкии, Якутии, Ямало-Ненецком округе – эта практика сохранена до сих пор. В Туве её похоронили в конце 80-х. Один из аргументов: интернаты портят ребёнка, приучают к иждивенчеству.

Но Тоджа – особый край. Сейчас оленеводы получают только разовые субсидии. А ведь они живут только тайгой. Надо самому питаться, одеваться, кормить детей. Животные требуют затрат. Здесь не получится, как в остальных районах, – отработал днём в конторе, потом занимаешься своими свиньями, картошкой в огороде, а вечером уткнулся в телевизор. В тайге человек привязан к животным, куда олень – туда и ты. Ты либо оленями занимаешься одними, либо больше ничем. Побочно может быть только охота. Ягоды даже можно не считать – охота и оленеводство. В этом отношении оленеводы Тувы в невыгодном положении.

В отличие от Тувы в других традиционных промысловых регионах - Ямало-Ненецком автономном округе, Якутии, в Красноярском крае - есть колхозы. Это серьёзная социальная поддержка для тружеников, там зарплаты выдают. В конце года ещё и бонусы от продукции оленеводства. Если прошёл забой, например, 2000 голов, – на реализацию идут камус, мясо, шьётся обувь, одежда. От всего этого прибыль. В Туве пока этого нет. Хозяйства занимаются традиционным ремеслом. Социальная защищённость оленеводов слабая.

Председатель Ассоциации общин тувинцев-тоджинцев «Тос Чадыр» («Берестяной чум») Светлана Дёмкина:

«Я вот с оленеводами говорила, все считают, в Тоора-Хеме интернат нужен хороший. Я сама выходец из интерната, мои родители оленеводы. В 70-е годы мы хорошо жили, учились там. Не было такого, чтобы родители нам продукты отправляли, всё у нас было от государства. Весь учебный год там, с сентября по май. Одежда, питание, проживание – всё было, а родители работают. В конце 80-х у нас интернатов не стало».

Сейчас на Тодже две формы собственности – МУП «Одуген», там работают 27 человек и СПК «Шолун» - 25 работников. Вообще, оленеводство – семейное дело, если посчитать всех, с помощниками, детьми, выйдет более 70 человек. 53 человека – это просто получатели субсидий. Хотя очевидно, в принципе, любой коренной тоджинец разбирается в оленеводстве, а всего в районе больше 6 тысяч жителей. Убрать бюджетников, интеллигенцию, приезжих – остальные знают, с какой стороны подходить к оленю.

Именно с целью возрождения оленеводства в республике была запущена республиканская программа поддержки. Теперь пришло время и второй программы. В 2005 году была достигнута договорённость с китайской компанией «Лунсин» о создании на паритетных началах фонда поддержки оленеводов. Тогда речь шла скорее о сохранении маточного поголовья, чем о развитии оленеводства. И о субсидировании оленеводов только ради того, чтобы они не вырезали оленух. Так был введен трехлетний мораторий на забой оленей, который позволил уберечь от истребления целую отрасль АПК, а заодно сохранить и уникальное занятие, унаследованное от предков.

Глава Тувы Шолбан Кара-оол:

«Теперь пришло время перейти от сохранения к росту отрасли. Хотим по аналогии с «Кыштагом» поддержать порядка 15 оленеводов в Тодже. Выберем самых сильных из тех, кто готов заниматься этим, дадим льготы, дадим животных. Минсельхоз Тувы уже изучает варианты закупок племенных оленей – в якутском Нерюнгри, например. Наши возможности на самом деле откровенно не соответствует реальному спросу. Он куда больше».

Число участников нового проекта ограничено 15 семьями. Оленеводство - непростой, тяжелый труд. Здесь не всякий справится даже из тех, кто называет себя тувинцем-тоджинцем, наследником оленеводов. Нужны очень сильные, умелые и героические люди. Задача программы - максимально облегчить их труд и жизнь в тайге, обеспечив современным оборудованием и гаджетами – спутниковыми телефонами, снегоходами, более комфортными, чем традиционные чумы, палатками, ружьями и т.д.

Впрочем, первая же задача оказалась сложной. Когда ничего не было, а вдруг что-то появилось – это проблема. Например, на 5 снегоходов «Буран» претендуют 15 семей. Списки составлялись несколько раз, но как ни составляй, всё равно большинство окажутся в проигрыше. А программа рассчитана всего на год. Передать в раздельное владение не получится, расстояния огромные, да и хозяин у техники должен быть один.

Как такового массового забоя животных сейчас нет. Олени в частной собственности, хозяева сами следят за стадом. Забой идёт в основном после выбраковки – то олень ногу сломает, то спину, или ветеринары дают предписание. Массово закалывали лишь в 90-е годы, когда тоджинцы месяцами не получали зарплату. Приезжали в Тоора-Хем и в другие близлежащие посёлки – и десятками кололи в обмен на продукты. Меняли на машины животных. Некоторые были вынуждены оставить оленей, они стали дикими. Многие люди просто вынуждены были перейти на оседлый образ жизни.

Председатель Ассоциации общин тувинцев-тоджинцев «Тос Чадыр» («Берестяной чум») Светлана Дёмкина:

«Мы убыточны изначально, ни о какой прибыли речи нет. У нас горно-таёжная порода, эвенкийский олень, есть ещё в Тофаларии, в Нерюнгри, в Якутии есть. Мировое оленеводство озабочено исчезновением этого вида промысла. Только бы удержаться. Цель такая у мирового оленеводства – чтобы не пропасть. Это чтобы сохранить традиции и культуру. Не будет оленей – не будет тоджинцев-оленеводов».

Одно из перспективных направлений – этнотуризм. Очень сильно он развит в соседней Монголии. В Тоора-Хеме тоже будет создан этнокультурный центр «Стойбище оленеводов «Товулер», где будет представлена вся культура кочевых тувинцев-тоджинцев. Здесь установят чумы из шкур оленя, зимний вариант жилища, а также из бересты и коры — летний вариант. В чумах будет выставлена вся утварь, которой пользовались и до сих пользуются оленеводы. Будет разбита и так называемая детская площадка, где проводят время дети оленеводов.

В ноябре прошлого года (и «Плюс Информ» об этом писал) в Москве, в Центральном доме художника, прошел третий фестиваль Русского географического общества, возглавляемого Сергеем Шойгу. Там были представлены экспозиции: «Жилища народов России», «Народные костюмы», «Промыслы и ремёсла России», «Праздники, обряды и игры народов России» и другие. Гости могли заглянуть в русскую избу, кавказский дом и хату казака, побывать в юрте из Башкирии, в чукотской яранге и в тувинском чуме. Но если уйти от красивой экзотики, то останутся повседневные проблемы. Оленеводы живут далеко, борются в одиночку. Они не могут оставлять оленей. Главный бич – волки и медведи. В хозяйстве Светланы Дёмкиной, например, из прошлогоднего отёла (68 голов) осталось только 6. Остальных волки погрызли. Волки – умные животные, осенью они начинают учить свой выводок.

Эксперты замечают, тайга сиротеет. Остались в основном только одни мужчины. Летом лишь изредка дети приезжают. Мало кто хочет – денег не хватает, добираться в тайгу тяжело. В то же время люди не сдаются. У оленеводства есть будущее. В конце концов, именно здесь, в Центре Азии, впервые ещё несколько тысяч лет назад человек приручил оленя. Это научный факт.

Игорь Колесников










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg